Эрнест Хемингуэй "Старик и море"

В своей книге Эрнест Хемингуэй ведает нам историю одного человека, его борьбу с самим собой. "Все у него было старое, кроме глаз, а глаза были цветом похожи на море, веселые глаза человека, который не сдается". Прорыбачив больше 80 дней и не поймав ни одной рыбы, он оставался полон оптимизма и веры в свою удачу. "В сентябре идет крупная рыба. Каждый умеет рыбачить в мае".

На 85-ый день он решает уйти далеко в море в надежде поймать большую рыбу. И он находит ее: "Леса вытягивалась в длину все больше и больше, и наконец поверхность океана перед лодкой вздулась, и рыба вышла из воды. Она все выходила и выходила, и казалось, ей не будет конца, а вода потоками скатывалась с ее боков. Вся она горела на солнце, голова и спина у нее были темно фиолетовые, а полосы на боках казались при ярком свете очень широкими и нежно сиреневыми. Вместо носа у нее был меч, длинный, как бейсбольная клюшка, и острый на конце, как рапира. Она поднялась из воды во весь рост, а потом снова опустилась, бесшумно, как пловец, и едва ушел в глубину ее огромный хвост, похожий на лезвие серпа, как леса начала стремительно разматываться."

Он боролся с ней больше двух суток, боролся с собой, со своей усталостью и болью. Он размышлял, не сдавался ни на секунду. "Но рыбы,слава богу, не так умны, как люди, которые их убивают; хотя в них гораздо больше и ловкости и благородства"

Но проблемы у старика не закончились после того, как он поймал марлина.. его ждал путь домой и акулы, которые почувствовали легкую добычу.. Мне придется очень тяжко, а я лишился даже гарпуна. Dentuso — животное ловкое и жестокое, умное и сильное. Но я оказался умнее его. А может быть, и не умнее. Может быть, я был просто лучше вооружен

Старик не терял надежду до самого конца. Глупо
терять надежду, — думал он. — К тому же, кажется, это грех. Не стоит думать о том, что грех, а что не грех. На свете есть о чем подумать и без этого. Сказать правду, я в грехах мало что понимаю. Не понимаю и, наверно, в них не верю. Может быть, грешно было убивать рыбу. Думаю, что грешно, хоть я и убил ее для того, чтобы не умереть с голоду и накормить еще уйму людей. В таком случае все, что ты делаешь, грешно. Нечего раздумывать над тем, что грешно, а что не грешно. Сейчас уже об этом поздно думать, да к тому же пусть грехами занимаются те, кому за это платят. Пусть они раздумывают о том, что такое грех. Ты родился, чтобы стать рыбаком, как рыба родилась, чтобы быть рыбой. Святой Петр тоже был рыбаком, так же как и отец великого Ди Маджио».

Впрочем, не всегда. И огромное море — оно тоже полно и наших
друзей, и наших врагов. А постель… — думал он, — постель — мой друг. Вот именно, обыкновенная постель. Лечь в постель — это великое дело. А как легко становится, когда ты побежден! — подумал он. — Я и не знал, что это так легко… Но его не смогли победить даже акулы...